202d5824     

Соловьев Всеволод - Волхвы



Всеволод Сергеевич Соловьев
ВОЛХВЫ
"Иисусу же родшуся в Вифлееме Иудейстем
во дни царя Ирода се волсви от востока
приидоша во Иерусалим.. и падше покло-
нишася Ему, и отверзше сокровища своя,
принесоша Ему дары: злато, ливан и
смурну."
(Еванг. от Матф. Гл. II, 1, II).
"И аще имам пророчество, и вем тайны
вся и весь разум, и аще имам всю веру,
яко и горы преставляти, любве же не
имам, ничтоже есмь".
(Первое поcл. к Коринф. Aп. Павла
Гл XIII, 2).
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
I
Императрица улыбнулась, и в ясных глазах ее мелькнул
насмешливый огонек.
- Конечно, - сказала она, - для человека, покинувшего
Петербург два десятка лет тому назад, здесь многое должно
казаться новым и совсем неузнаваемым, но вряд ли
происшедшие перемены могут поразить того, кто покинул этот
город семи или восьмилетним ребенком... Это слишком ранний
возраст для наблюдений, да и воспоминания вряд ли способны
сохраниться в достаточной мере полными.
- Я не был тогда ребенком, ваше величество. Мне сорок
лет, а тогда, стало быть, было двадцать.
Императрица сделала невольное движение назад, с большим
изумлением вглядываясь в своего собеседника.
Перед ней был крепкий и стройный человек среднего роста.
Ни одна морщинка еще не тронула его молодого и красивого,
несколько бледного лица, поражавшего своим твердым и
спокойным выражением. Сразу, не вглядываясь в этого
человека, его можно было принять за юношу, однако теперь,
пристально смотря на него, императрица заметила, что в его
интересном лице уже нет и следа неопределенности, мягкости
и женственности - спутников раннего возраста.
"Но сорок лет!.. Разве это возможно?.. Смеется он, что
ли, надо мною?" - невольно подумала она.
Наконец она сообразила и вспомнила все, что ей было
известно об этом человеке. Вспомнила, что, разрешив Ивану
Ивановичу Бецкому представить его ей сегодня, во время
праздника, она и думала увидеть человека зрелого возраста.
Но, взглянув на него в первую минуту, когда он спокойно и
почтительно склонился перед нею, она забыла о его летах.
Она сразу подметила в нем нечто особенное, в чем еще,
конечно, не могла дать себе отчета, но что ей понравилось.
Через минуту, после первых фраз, она уже перешла с ним в
тот благосклонный, несколько шутливый тон, какой часто
принимала с молодыми людьми и девушками, когда бывала в
хорошем расположении духа. А сегодня весь день она именно
была в таком расположении.
- Возможно ли это? - наконец проговорила она. Где нашли
вы секрет стирать следы безжалостного времени? Какие
волхвы передали вам это искусство, столь драгоценное и для
всех нас, смертных, недостижимое?
Говоря это, она все продолжала вглядываться в его
спокойное и бледное лицо, на котором мелькнула теперь
улыбка, почему-то показавшаяся ей загадочной.
- Да, я знаю, я очень моложав, - сказал он, - но не
знаю, ваше величество, большое ли это благополучие... иной
раз даже не совсем лестно казаться моложе своего возраста.
Что было в этих словах - упрек? Во всяком случае, лицо
императрицы внезапно стало серьезным. Ее шутливый
благосклонный тон исчез, и она уже как бы совсем новым
голосом спросила:
- И все эти двадцать лет вы провели за границей, князь?
- Нет, ваше величество, я два раза приезжал в Россию,
только не был в Петербурге.
- Двадцать лет - это много, много времени, и от двадцати
до сорока - лучшая пора жизни! Если вы так изумительно
сохранились, вы должны были провести эти годы безмятежно и
счастливо?!
Лицо его оставалось спокойным, и он ничего не ответ



Назад