202d5824     

Соловьев Константин - Выбор



Константин Соловьев
ВЫБОР
Я узнал его сразу, как только вошел. Кажется, он не особенно и прятался.
Когда дверь скрипнула, лица всех сидящих повернулись в мою сторону.
Бармен, невысокий, но плотный человечек с лоснящимся лицом, прищурился,
стараясь рассмотреть меня в полумраке, неуверенно улыбнулся. Видимо гадал,
кого могло принести мерзлой октябрьской осенью в его бар. В эту пору на
дороге можно встретить кого угодно, поэтому, не прекращая улыбаться, он
держал руку за стойкой. Бармены - по природе своей народ весьма
подозрительный.
Я небрежно закрыл за собой дверь, подошел к стойке, коротко кивнул,
стараясь не замечать обращенного на меня внимания. Смотрело на меня
шестеро, если не считать хозяина, я чувствовал холодные липкие
прикосновения их взглядов. Оружия, кажется, не было, но сейчас даже я не
мог сказать этого с уверенностью - в баре было довольно темно, а руки все
держали под столами.
Тот, кого я искал, даже не поднял глаз, но пока я делал вид, словно его
не замечаю.
- День добрый.
- И тебе того же. Обогрейся у очага, путник и промочи пересохшее горло,
- ответил хозяин тихо, продолжая изучать меня бесцветными рыбьими глазами,
- Hа дворе холодно, самое время хлебнуть горячительного.
В этом он был прав - погода стояла отвратительная. Я извлек из
глубокого кармана два потертых серебряника и его взгляд сразу стал мягче.
- С удовольствием. Темное пиво есть?
- Само собой. Секунду.
Видимо, результат осмотра его удовлетворил - внизу что-то коротко
звякнуло и над стойкой появились обе его руки. Они проворно отодвинули
крышку с массивного деревянного бочонка и зачерпнули ковшом добрый литр
темной, дурманяще пахнущей жидкости. Мгновенье - и передо мной стояла
доверху наполненная глиняная кружка с густой пенной шапкой.
Я с удовольствием вдохнул запах свежего пива и оторвал кружку от стойки.
Левой рукой, чтобы виден был темный перстень на среднем пальце. Бармен
и в самом деле был наблюдателен - вздрогнул и тот час же утратил все
любопытство. Принимая протянутые монеты, он даже не поднял глаз, словно
боялся увидеть нечто ужасное. Когда он отсчитывал сдачу, пальцы его
дрожали.
Он был немолод и опытен, сразу все понял и не пытался больше хвататься
за спрятанный под стойкой пистолет.
С кружкой в руке я двинулся к крайнему столику, мимоходом отметив, что
фигура моя внимания более не привлекает - то ли посетители были под стать
хозяину наблюдательны, то ли не нашли в моей внешности ничего необычного.
А выглядел я сейчас и в самом деле обыденно - простая кожаная куртка с
шипастыми заклепками, самые обыкновенные штаны грубой шерсти, потрепанный,
в прорехах, плащ за спиной. Потертая кобура на бедре и длинный охотничий
нож в ножнах подозрений также не вызывали - мало ли кого носит в эту пору
по дорогам, поди разбери, кто таков. В конце концов они были всего лишь
людьми.
Бар освещался всего двумя масляными лампами, одна висела по центру,
другая - возле стойки, поэтому крайний столик почти полностью скрывала
тьма.
Hо только не для меня. Тот, кого я искал, даже не поднял головы,
неподвижно сидел, глядя в пустую миску на столе. Длинные темные волосы,
связанные пучком на затылке, делали его похожим на тихого богобоязненного
монаха.
Оружия у него не было, только небольшой, почти декоративный кинжал за
поясом. Практического назначения у него действительно не было. Врагу не
надо защищать свою жизнь металлом, он сам по себе оружие.
- Можно?
Он поднял голову и его светло-зеленые глаза блеснули в тусклом



Назад