202d5824     

Соловьев Константин - Урод



sf_fantasy Константин Соловьев Урод Говорят, Крэйн, младший наследный принц земли Алдион, совершил НЕМЫСЛИМОЕ СВЯТОТАТСТВО — убил безоружного старика-мага — и понес за это ЖЕСТОКУЮ КАРУ.
Он обезображен, и кровавые язвы, покрывшие его лицо, не исцелить ни лекарям, ни магам...
Его мачеха-королева, заразившаяся ТЕМ ЖЕ недугом, винит в происходящем ЕГО...
Его жизнь — в опасности.
Остается только одно — БЕЖАТЬ. И выживать, используя свое непревзойденное искусство владения мечом.
Потому что НИКОМУ не важно, какое лицо у жестокого наемника, сурового охотника или озверевшего от жажды крови гладиатора из бродячего цирка...
А любовь, дружба, надежда?
Об этом Уроду пока что стоит забыть!
2004-2005 ru ru Snake fenzin@mail.ru doc2fb, Fiction Book Designer 20.04.2006 OCR Fenzin CF3F651A-053C-4EFC-8C2A-A8FF13CDA86B 1.1 v 1.1 — дополнительное форматирование — (Faiber)
Урод ACT: ACT МОСКВА: Транзиткнига Москва 2006 5-17-033288-2 Константин Соловьев
Урод
Наташе — с благодарностью за вовремя созданное желание написать этот роман.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ГЛАВА 1
ВОРОЖЕЙ. АЛДИОН
Они вошли на закате Эно. Увидев их, трактирщик нахмурился и постарался незаметно отойти в сторону. Он не боялся, был для своих пяти десятков крепок и жилист, способен постоять за себя и свое добро.

Случалось и пьяные драки разнимать, и разбираться с заезжими шеерезами, да и поножовщиной в трактире никого не удивишь. Нет, он не боялся. Но встретившись взглядом с вошедшими, счел за лучшее освободить дорогу и сделать приглашающий жест.

Мгновение поколебался, не закрыть ли трактир, но крохотная дрожащая жилка в мозгу не позволила. Он лично провел их к столу и удалился на свое место.
Эно не заладился с самого начала, Ушедшие тому свидетели, с самого утра у него не было ни минуты передышки. Фасх из вскрытой сегодня бочки недобродил, отдавал кислым, посетители остались очень недовольны, мясо дважды подгорало, у одного из табуретов из задней комнаты отломилась подпорка. Мало того, что Ушедшие итак забыли бедного трактирщика, еще и Малия захворала, это сейчас-то, когда на счету каждая пара рук...
Трактирщик вздохнул и принялся вытирать чистой тряпицей кувшины, чтобы занять руки. Время от времени он осторожно косился на вошедших, но поспешно опускал взгляд.
— Они сказали — фасх, — торопливо затарабанила маленькая Тира, поспешно подбегая к нему. — Пять кувшинов, самого лучшего, сказали пошевеливаться.
— Фасх? — Трактирщик нахмурился, машинально протирая стекло. — Сейчас будет. Ты не заметила, они при деньгах?
Простодушная Тира смущенно улыбнулась.
— Целая куча! — сообщила она шепотом. — У главного тулес аж звенит! Наверное, еще долго будут сидеть — все вроде трезвые...
Это было плохо. Трактирщик поймал себя на мысли, что испытал бы большее удовольствие, если б непрошеные гости покинули его заведение, плевать на деньги, но желание посетителя — закон, это известно каждому.
— Держи. — Он быстро, один за другим, наполнил пять кувшинов вязкой, вяло колышущейся жидкостью. — И поживее, чтоб не ждали.
Подхватив все кувшины и прижав их к небольшой, только начавшей формироваться груди, Тира проворно отнесла заказ. Посетители встретили ее появление внимательными взглядами и кивками. Не понравилось это трактирщику, ох не понравилось.

Добрый человек, зашедший в трактир выпить кружку-другую спелого фасха, никогда не будет вести себя настороженно, добрый человек и кружку поднимет громко, и девушку завсегда щипнет куда положено. А эти... Трактирщик нахмурился и принялся опять протирать кувшины. Э



Назад