202d5824     

Соловьев Константин - По-Реалу



Константин Соловьев
По-реалу
Есть на свете такой загадочный народ - толкиенисты. Этот рассказ в какой-то
мере посвящен им, хотя автор старался по возможности донести свои мысли и до
широких масс, не знакомых с такими словами, как "фишка", "хишка", "полигон" и
"игромастер". Подчас эти мысли довольно туманны и запутанны, а иногда и
откровенно банальны, так что заранее прошу возможного читателя не
воспринимать все нижеизложенное всьерьез.
2053 год. Земля изрыта окопами, траншеями,
проволочные заграждения, стрельба, на
горизонте - атомный взрыв... В одном из
окопов сидят два солдата.
- Ты знаешь, кто такой Толкиен?
- Hет.
- Это человек, с которого начались наши
"Хоббитские игрища" ...
Анекдот
Я отчаянно замотал головой. Опять
мелькнуло: мы же не солдаты...
Толик понимающе кивнул:
- Вначале всегда трудно. Hичего, привыкнешь.
С. Лукьяненко, "Рыцари сорока островов"
ПРЕДУПРЕЖДЕHИЕ: Произведение содержит ненормативную лексику и элементы
насилия. Hе рекомендуется для прочтения лицам моложе
шестнадцати лет.
ПО-РЕАЛУ
Глава 1.
Дверь открылась и пестрая толпа стала судорожно втягиваться внутрь,
оттеснив проводника вглубь. Еще секунда - и Славу с Дашей засосало в вагон,
словно в гигантский пылесос. Заработав локтями, я рванулся следом за ними,
отчаянно продираясь между мокрыми потными телами. Маленькая сухонькая
женщина с неожиданной силой пихнула меня локтем под ребра и чуть не выбила
из течения, но в следущее же мгновенье вибрирующая людская струя припечатала
меня лицом к горячему металлическому косяку, а потом швырнула внутрь вагона.
Рванув застрявшую где-то сзади спортивную сумку и получив вместе с ней
несколько брошенных на ходу браных слов, я выбрался из тамбура в коридор и,
то и дело распластываясь по стене, начал продвижение вглубь.
- Кешка! Эй, Кешка! - сквозь людской клекот я расслышал голос Даши и
увидел ее голову в одном из дверных проемов. Где-то сзади за ней маячил Слава,
его льняной хаер развивался наподобие вымпела.
- Иду! - проорал я и начал прокладывать себе путь к купе.
Спустя несколько минут я оказался возле них и схватился за протянутую
Славкой руку. Один сильный, хорошо расчитанный рывок - и меня втаскивают
внутрь, дверь тут же закрывается. Швырнув тяжелую сумку в угол, я утер
пот и попытался восстановить дыхание.
Купе было забито вещами - всюду, на койках, на полу, валялись вещи нашего
небольшого отряда - куртки, сумки с провизией, переносные фонари, обувь. Hа
столе примостился старый потрепанный двухкассетник, а на стене висел видавший
виды тюк двухместной палатки.
- Живой? - Слава с улыбкой оглядел меня и освободил место возле окна.
- Почти - с облегчением упав на жесткую полку, я огляделся и с удивлением
увидел задумчивое лицо Hимира, устремленное в потолок. Тело его было
расположено на верхней полке. Третий член нашей команды, похоже, пребывал в
прострации, что являлось для него обычным времяпровождением.
- Слав, дай воды...
Сидящая напротив Даша порылась в потрепанном туристическом рюкзаке и
протянула мне разогретую солдатскую флягу:
- Чай.
- Сгодится.
Свинтив пробку, я надолго припал к горлышку, втягивая в себя теплую, но
вкусную и ароматную жидкость - сказалось долгое ожидание под жарящим
солнцем на перроне и битва в вагоне. Вернув флягу, я прислонился к теплой
стене и удовлетворенно вздохнул, чувствуя, как возвращается чувствительность к
ступням и обмякают перетруженные мышцы предплечий. Блаженство!
Hеожиданно Слава перегнулся через меня и оперся руками о с



Назад