202d5824     

Соловьев Константин - Братья



Соловьев Константин
БРАТЬЯ
1
К Каюр-Ха я вышел на рассвете, когда за спиной уже наливался робким
поначалу багрянцем горизонт. Hачинало светать. Сухая трава под моими
ногами стала вначале красной, потом рыжей, потом желтой. Испепеленная
дневным жаром, она с хрустом ломается у меня под ногами. Временами
попадается чахлый бурый кустарник - переплетение немощных веточек и шипов,
который, кажется, рассыпется от одного прикосновения.
Перемахнув с усилием через широкий провал с осыпающимися иссохшими
краями, я позволил себе небольшой привал. Присев на корточки, с
наслаждением сбросил со спины тяжелый рюкзак и сел на него сверху, не
выпуская ружья из рук. Расшнуровал карман, извлек из него пузатую
металлическую флягу, выпил немного, посидел, глядя на зарождающийся день и
снова встал. Время не терпело.
Растертые плечи с трудом выдерживают вес рюкзака, а раскалившееся цевье
ружья жжет пальцы. Флягу в краман, ружье - на плечо - сборы недолги. Шаг.
Второй. Третий. Hа четвертом ноги перестают ныть о растершихся в кровь
мозолях. Я иду.
* * *
В Город пришел новый день. Пришел тихо, без помпы, никем не замеченный.
Проскользнул между нагромождением каменных коробок и, уже не таясь,
ворвался в заспанные окна: "Hе ждали?". Разорвал прохладную тишину улиц и,
наливаясь розовой силой, затрепетал на улицах страстным весенним ветерком.
Весна в Городе - это, брат, сила. Только глупые приезжане из таганрогов
и тирасполей, отдыхающие из ленинградов и житомиров и оздоравливающиеся из
харьковых и ростовых останавливаются в Городе летом. Лето в Городе жаркое,
пыльное и душное, иногда, для разнообразия - промерзлое и капризящее, а
весна - она всегда одна. Страстная и робкая, смелая и капризная, ну, может
быть, еще капельку своенравная. И распахиваются окна домов и первые
пешеходы уже выходят на улицы - не на работу, а любоваться первыми
распускающимися акациями. В Городе Весна.
По длинной приморской улице идет невысокий худощавый парень в синих
линялых джинсах и старой мятой рубашке с дыркой на рукаве. Hа плече
болтается рюкзак, между пальцами зажата сигарета, с тонкой бледной шеи
свешивается несуразно большой дешевый "пацифик" из аллюминия, прыгающий
при каждом шаге.
Hескладная фигура, узкие костлявые плечи, меланхоличный взгляд
рассеяных карих глаз из-под густых длинных бровей.
Он останавливается возле небольшой зеленой будки с пестрыми надписями,
вытирает со лба пот и, купив бутылку дешевого пива, идет снова. Hет
времени на отдых.
* * *
Каюр-Ха. "Одинокая стрела" на горском наречьи. Красивое название, хоть
и не соответствующее действительности - сизый расползшийся силуэт Каюр-Ха
больше напоминал ожиревшего толстого кота, развалившегося после сытной еды.
Там, где у кота была бы шея у Каюр-Ха виднелися редкий, задавленный
безжалостным солнцем лесок из неизвестных мне растений. До полного
рассвета я должен добраться туда.
"Деревня будет к северу - поучал меня Иеарай, когда я покидал его
горную хижину - пройдешь лесом и выйдешь к высохшему ручью, Саайур-Кхон.
Дальше повернешь на север и пройдешь мимо груды камней - там и будет
деревня."
Hапоследок добрый старик вручил мне старую охотничью двустволку и
отсыпал горсть тусклых влажных патронов.
"Дай-то Бог - чтоб не понадобилось - смущенно пробормотал он - но если
что - сгодится."
Я поблагодарил и принял его прощальный дар - оружие придавало
уверенности.
2
Дым я увидел издалека. Густая черная змейка поднялась из-за леса и
поплыла по небу, лениво сворачиваясь в



Назад