202d5824     

Солодовников Владимир - Колыбельная Для Ивана (Принцип Криницына - 1)



Владимир Солодовников
ПРИНЦИП КРИНИЦИНА
Часть 1
Колыбельная для Ивана
Любые совпадения имен и фамилий читателей и моих героев прошу считать случайностью.
Автор
Мы были вместе с Людмилой семь лет. В своих иллюзиях мне казалось, что жили
душа в душу, и годы, прожитые с женой, казались самыми счастливыми из всех прожитых
мною лет. Увы, это были только иллюзии. После обыденного для судей развода,
прошедшего без сцен, без слез, я вот уже две недели безвылазно сижу дома, не отвечаю на
телефонные звонки; кто-то неоднократно ломился ко мне в дверь, оглашая опустевшую
квартиру настойчивыми громкими призывами к моей совести: я сознательно не подходил
к двери, видеть мне никого не хотелось. Состоянию моему мог бы, пожалуй,
посочувствовать лишь тот, кто сам разводился в первый раз и с первой, к тому же,
любимой женой. Пить не хотел, есть не хотел, сна не было: я могу утверждать, что уже не
сплю две недели. Буря чувств: любовь, ненависть, обида, презрение и снова - любовь, -
терзали мой воспаленный мозг. Знобило меня нещадно, сводило мышцы спины, ног.
Сердце, казалось, не бьется совсем: к исходу второй недели моего добровольного
заточения в стенах квартиры я даже прислушался тщательно к биению своего сердца и,
поверьте, сердцебиений поначалу вовсе не расслышал. Это обстоятельство меня вдруг
ужасно напугало, только тут я и вспомнил о том, что жизнь продолжается; от испуга и от
страха перед приближающейся смертью проснулось вдруг во мне желание жить,
захотелось немедленно что-то делать, двигаться, желудок болезненными конвульсиями
напомнил о голоде. Перерыв старенький свой холодильник, я съел все, что было в нем
съедобного. Наконец, я тщательно побрился и принял душ, раскрыл окна и проветрил
прокуренную квартиру. Трезвые мысли стали посещать мою бедную голову; я вспомнил о
том, как по-иезуитски издевалась надо мной Людмила в последний наш год. Достаточно
было вспомнить о том, как она со злорадством призналась, что уже год как встречалась с
любовником втайне от меня. Что самое пакостное, так это - любовником ее был мой
бывший однокашник, с которым мы делились в студенческие наши годы последним
куском, всеми сердечными тайнами, ходили по выходным дням на разгрузку вагонов на
товарном дворе железнодорожного вокзала. Ах, как много чего было в нашей
студенческой жизни! Андрей Клебанов был сейчас, в отличие от меня, преуспевающим
дельцом - бизнесменом, одних магазинов у него, почитай, было не меньше пяти-шести.
Мысли о ее любовнике, а теперь, наверное, новом муже, ввергли, было, меня вновь в
состояние шока и ярости, но я переборол себя, а, переборов, понял, что почти выздоровел
от несчастной своей любви.
Телефон зазвонил требовательно, и я после двухнедельного перерыва впервые взял
трубку: звонил мой приятель Егорий. Позвольте представить: Егорий Васильевич Попов,
судебномедицинский эксперт, десять с лишком лет бездарно прослуживший в одном из
отделений областного бюро судебно-медицинских экспертиз за скудную свою зарплату.
Скудостью зарплат мы подходили друг другу идеально. Егорий давненько подстрекал
меня к организации какого-либо частного дела. Незадолго до моего бракоразводного
процесса его посетила гениальная идея: организовать частное детективное агентство. Я уж
и документы для оформления частного предпринимательства собрал, да вот развод все
карты спутал. По его словам, заработок в таком агентстве ну никак не будет меньше того,
какой мы получаем сейчас, прозябая в государственной службе, а работать с живы



Назад