202d5824     

Солженицын Александр И - В Палату Представителей Соединённых Штатов



Александр Солженицын
В ПАЛАТУ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ
Подкомиссии по делам Европы,
г-ну Бенжамину С. Розенталю
Подкомиссии по делам
международных организаций, г-ну
Дональду М. Фрейзеру
3 апреля 1974
Я высоко признателен двум вашим подкомиссиям за приглашение принять
участие в их работе по вопросам, имеющим международную и неотлагаемую
важность. Я считаю в высшей степени полезным и необходимым ваше, как вы
пишете, сперва историко-аналитическое, а затем и современное практическое
обсуждение этих проблем. Вместе с тем, к моему сожалению, я никак не смогу
принять в этих обсуждениях участие личное - по мотивам, которые уже изложил
в письмах к некоторым деятелям вашей страны. Но, пользуясь тем, что темы
заседаний ваших подкомиссий смежны, а в какой-то области и перекрываются, я
осмелюсь в этом едином совместном ответе высказать самым кратким образом
своё понимание разрядки напряжённости, о чём, как пишете вы, существует
большое разнообразие мнений.
Сперва: чтo я не понимаю под разрядкой международной напряжённости,
чтo является лже-разрядкой. Такое положение, когда из послушных газет снята
ругань против партнёра, но по единому приказу может быть возобновлена с
любого утра. Когда придаётся сакраментальное значение подписям или даже
устным обещаниям правителей, которые и в своей-то стране никогда не
выполняли даже собственной конституции. Когда с одной стороны допущено
известное число улыбок и даже подписей под договорами, ничем реально не
гарантируемыми, за что другая сторона совершает непрерывный ряд реальных
уступок и услуг к укреплению первой стороны. Когда с поздним изумлением
обнаруживается, что предыдущие договоры не так истолкованы и осуществлены,
как мечталось и понималось, и шлются новые и новые делегации, чтобы новыми
и новыми уступками склонить к восстановлению прежней трактовки. Когда
обнаруживается, что принятые, кажется, меры ограничить вооружения лишь
прикрыли их новый и успешный рост. Когда не для прочного замирения, но для
одного лишь устранения тягостного слова "война" заключается перемирие, не
обеспеченное ничем, даже без реальных прав наблюдательной комиссии, без
третейского голоса в ней, с реальной возможностью для агрессора угодно
нарушать перемирие в любые сроки и в выгодных условиях беспрепятственно
готовить новую агрессию. Когда любое проявление жестокости и даже зверства
одной стороны по отношению к своим гражданам или соседним народам - с
другой стороны глашатаями лжеразрядки поспешно и близоруко оценивается как
"нисколько не препятствующее разрядке", - и так высказывается приглашение к
новым зверствам и преследованиям (ведь сегодня - ещё не к нашим сыновьям и
братьям, сегодня - ещё к чужим, далёким). И я не думаю, что я слишком
парадоксально выражусь или слишком далеко шагну к абсурду, предположив, что
если в некие ненастные 10-14 дней остаток Европы будет без больших усилий
оккупирован победоносными армиями - то гнев вашей заокеанской страны и даже
крутые решения вашего правительства прекратить тогда культурный обмен
балетными и оперными спектаклями будут вскоре опротестованы негодующими и
рассудительными голосами в прессе и в Сенате: что надо считаться с
реальностью, что происшедшему нельзя придавать значения большего, чем
прежним эпизодам в Восточной Европе, что противостояние агрессору может
только ожесточить его и укрепить реакционные силы, - а надо вдвойне и
втройне приложить усилия к новой "разрядке напряжённости". Той разрядке,
которую, оказывает



Назад