202d5824     

Солженицын Александр И - Телеинтервью Японской Компании Net-Tokyo



Александр Солженицын
ТЕЛЕИНТЕРВЬЮ ЯПОНСКОЙ КОМПАНИИ NET-TOKYO
(Интервью ведёт Госуке Утимура)
Париж, 5 марта 1976
Александр Исаевич, мы с вами оба - советские зэки. Я прежде всего и
хочу спросить, что вам дал лагерь? Жизнь там была предельная, очень
трудная, и условия эти предельные - не мимоходные, долгие. Я думаю, там
перед вами стоял вопрос смерти и жизни?
Да, вы сами знаете, что лагерь большинству принёс просто смерть, и
только тех, кто уцелел, можно спрашивать, каков был духовный выбор и каков
духовный результат. Мне удалось уцелеть отчасти потому, что я половину
срока провёл на шарашках, в научных институтах, но и достаточно тяжёлые
лагеря достались. Да, в духовном отношении мне лагерь дал очень много. Он
нас подводит к самым острым психологическим граням, где оттачивается душа
человека. Но и как писателю он дал мне самые глубинные знания Советского
Союза, системы советской, потому что ниоткуда так глубоко нельзя понять
коммунистическую систему, как из Архипелага ГУЛАГа. Там её центральный
стержень, главное ядро. Многолетнее испытание в лагере даёт нам и
психологические глубины, и социальные тоже.
Но одной воли недостаточно, чтоб прожить в лагере?
Одна воля - может быть направлена неверно. Только голая воля - может
увести нас просто в борьбу за существование и душевно погубить. Да, вы
правы, одной воли недостаточно.
А что поддерживало вас в лагере помимо воли?
Да перед каждым лагерником развилок: так идти или этак идти. Конечно,
есть большой поток людей, сохраняющих жизнь с потерей совести. Но и большой
поток, кто сохраняет совесть. Я очень много таких примеров привожу в
"Архипелаге". У одних это религиозное сознание, у других - просто
внутреннее духовное отвращение к подлости, к приспособлению. И многие из
них погибают, но кто-то и выживает. А внутреннее, духовное состояние очень
помогает и физически, оно укрепляет нас тоже: если вас не мучит совесть, то
вы все испытания выносите гораздо твёрже. Да что я вам говорю, вы же не
посторонний человек, вы сами знаете, какие там люди.
Да. Приходилось вам встречаться с японцами в лагерях?
В лагерях нет, только бегло, на пересылках.
На пересылках? А где?
В Сибири. А один случай с японцами я описал в "Раковом корпусе". Это
истинный случай. Там мой персонаж Костоглотов рассказывает, как на
красноярской пересылке японцы бились против урок, и там было двое русских
всего, политических, которые приняли участие в драке на стороне японцев,
против урок. Случай реальный. Но я не участвовал, мне о нём рассказывал
один лагерник, Суворов, он был один из тех двух. А так, издали, я видел
японцев в этапах, но близко не приходилось.
А насчёт философии Ямага Соко откуда вам стало известно?
Я когда-то на шарашке нашёл время изучать историю философии, мировую.
Мы Восток вообще мало знаем. Япония, Китай - это даже для России закрытая
страница, а для Европы тем более. Я с большим интересом знакомился с
японской философией, но поверхностно - и то находил там поразительные вещи.
А что в Ямага Соко прежде всего вам импонировало?
Ну, например, утверждение, что тот, кто не умеет экономить одну
минуту, для того пропадёт и вечность. Я сам всегда так живу. И потом:
каждую минуту жить так, как если бы ты тотчас и умрёшь. Вести себя так,
будто это последний час твоей жизни. Это очень мудро, но очень трудно
следовать. Мы, конечно, грешные, отходим от этого, но это правило
замечательное.
Для чего и для кого вы пишете? К чему ваше писательство в современном
мире, как в



Назад