202d5824     

Солженицын Александр И - Пресс-Конференция В Париже



Александр Солженицын
ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ В ПАРИЖЕ
10 апреля 1975
... Наша с вами встреча обязана тому совпадению, что сейчас, в момент
моего приезда в Париж, в издательстве "Seuil" вышла моя новая книга(.
Вероятно, некоторые из вас её уже читали, другие прочтут, нет необходимости
мне поэтому её как-то представлять. Однако особенности жизни в Советском
Союзе таковы, что некоторые дополнения остались за пределами этой книги. Я
просто приведу примеры, это передаёт атмосферу нашей жизни. Эта книга могла
быть значительно полней - больше случаев и больше имён. Есть несколько
разрядов фактов или событий, которые не могли быть включены в неё. Одни
эпизоды - потому что записи о них я годами не мог при себе хранить. И
поэтому, когда я писал эту книгу, всякий раз оказывалось, что эти записи я
не могу достать и посмотреть, использовать. Примером из такого ряда
является подробная запись знаменитых кремлёвских встреч вождей партии и
правительства с писателями и художниками в декабре 1962 и марте 1963. Я,
сидя на этой встрече два дня, подробно всё записывал. Накал заседания на
второй день был таков, что это приходилось делать за спиной сидящего
впереди. Хрущёв непосредственно кричал, не мне, а другому, кого заметил: "А
вы что записываете? Отберите у него карандаш!" Эта встреча сама по себе
достойна подробного описания. Западному человеку нельзя вместить в голову,
чтобы всё высшее руководство огромной страны, забросив все остальные
государственные дела, два дня сидело с художниками, скульпторами, актёрами
и писателями и учило их, как надо писать. Ну, я надеюсь когда-нибудь
восполнить этот пробел, но, к сожалению, из этого издания выпало.
Есть второй разряд фактов, которых я тоже не мог включить в эту книгу:
раньше нельзя было назвать некоторые имена. Сегодня я с благодарностью
назову одно такое имя. Это имя Генриха Бёлля. Я должен открыть сейчас, что
Генрих Бёлль - мой добрый друг - оказал неоценимые услуги всему нашему
Самиздату, вывозя не раз важные рукописи, которые потом оказывались
напечатанными здесь, на Западе. В том числе он вывозил и мои некоторые
книги. И если остановиться именно на случае со мной, поскольку я в других
случаях не уполномочен подробно освещать, я должен сказать, что Генрих
Бёлль чрезвычайно укрепил меня перед главными годами нашего сражения, вот
каким образом. Я понимал, что наша схватка, описанная в этой книге, она всё
время была на лезвии жизни и смерти, но вступает в самую серьёзную,
смертельную часть. А в этом случае оборона моя на Западе, которую я
построил против КГБ в форме доверенности адвокату на ведение защиты моей, -
эта оборона рушилась, потому что, если я умер, то адвокат больше не имеет
никаких доверенностей, и стало бы можно опять делать всё что угодно с моими
книгами. Итак, мне нужно было написать завещание. Перед входом в этот бой
написать завещание на случай моей смерти или исчезновения. Мне надо было,
чтобы существовал законный документ, по которому остаётся вся оборона и все
права у адвоката. Опять-таки западному человеку почти нельзя представить,
что нотариус, казалось бы такое нейтральное лицо, которое обязано всё
заверять, никогда бы в СССР не заверил моего документа. Наоборот, я бы
открыл свои замыслы, что готовлюсь к чему-то серьёзному. Итак, нужно было
содействие какого-то человека с мировым именем, чья подпись всем известна,
чья личность не вызывает сомнений, чтобы он заверил моё завещание. Это и
сделал Генрих Бёлль. Каждый лист завещания мы оба подписал



Назад