202d5824     

Солженицын Александр И - Письмо Из Америки



Александр Солженицын
ПИСЬМО ИЗ АМЕРИКИ
В редакцию
"Вестника Русского Христианского Движения"
Ваш журнал в своём № 114 поместил большую сплотку статей и материалов,
посвящённых церковным разногласиям в русской эмиграции - тем, которые так
ускорили нынешнее безнадёжное раздробление и обезличение её. Эта сплотка
статей много способствует прояснению проблемы и, ещё более, - намерений
всех трёх церквей.
А за последние месяцы мне ещё досталось и много личных церковных
встреч на американском континенте. И под слитным впечатлением моих встреч и
вашей публикации я и пишу это письмо. (Особенно - для русских читателей в
метрополии, лишённых возможности личных наблюдений.)
Тут, в Америке, с несомненностью (для меня неожиданной) узнаёшь:
нынешняя Православная церковь Америки действительно стала церковью этого
континента, а не - русской эмиграции, рассыпанной по нему. (Да, впрочем,
частью Зарубежной Русской церкви она никогда и не была.) Прихожане этих
храмов, даже и русские по происхождению, в большинстве считают себя
устойчиво жителями этого континента, окончательно - гражданами Канады или
Соединённых Штатов, и даже при благоприятном развитии судеб России вряд ли
найдут в себе силы и желание возвратиться туда. И сперва непривычно, затем
естественно кажется, что Россия и вообще не упоминается в ектеньях, и
только у пожилых священнослужителей с немалым чисто русским опытом
выплывает ещё:
"... и о страждущей земле Российской и верных чадах её, в отечестве и
в рассеяньи сущих".
Если добавить, что всё чаще молитвословия и песнопения произносятся
по-английски (для уха нашего необычайно, но и очень красиво), так что
знакомая православная служба всё больше принимает звучание
англицизированное, или, скажем, международное; если оглянуться, как много
среди прихожан лиц разных наций, в разное время занесённых на этот
континент, - то как бы ты ни был привержен к нашему привычному
старославянскому (пусть не во всяком чтении понятному) возвышенному тексту
и каким бы не подготовленным к этим новизнам ты ни вошёл в храм, - нельзя
не порадоваться здешнему развитию, нельзя не признать за ним будущего. В
западное христианство, которое застаёшь тут, на Западе, таким слабым,
редеющим, таким робким перед духом развязного наступчивого века, - русское
и южно-славянское изгнание, непредумысленно для людей, влило струю
христианства, более жизнеуверенного, чем некоторые здешние ветви, и
привлекает сердца многих западных людей, рождает и расширяет новую область
православия - западную, и, видимо, с немалым будущим. Сюда уходят все
главные и (со смертью старшего поколения эмигрантов-прихожан) молодые слои
Православной церкви Америки. Быть может, они выполнят великую необъятную
миссию (совсем неожиданный результат октябрьской революции...).
Силу этого сердцевластного укоренения православия на американском
континенте ещё ярче видишь на Аляске. Вселенское разлитие православия, тот
принцип, что "православие выше нации", который мы слышим сейчас в
дискуссии, - здесь проявились несравненно. Они охватывают тебя в
аляскинских храмах, где священник-алеут и дьякон-индеец ведут знакомую нам
православную службу (по-английски, по-алеутски, по-индейски, по-русски или
переходя с языка на язык) и такие же индейцы, эскимосы, алеуты
сосредоточенно молятся. Силе этого укоренения подивишься, узнав, что более
четверти века - от русской революции и ещё после Второй мировой войны -
весь этот край, все эти туземные приходы оставались без православных



Назад