202d5824     

Солженицын Александр И - Из Интервью Агентству 'ассошиэйтед Пресс' И Газете 'монд' (23 Августа 1973)



Александр Солженицын
ИЗ ИНТЕРВЬЮ
агентству "Ассошиэйтед пресс" и газете "Монд"
Москва, 23 августа 1973
Как вы оцениваете положение своё и других авторов в связи с
присоединением СССР ко всемирной конвенции по авторским правам? Были
полуофициальные сообщения, что отныне самый вывоз за границу литературных
произведений, вовсе не квалифицируемых как "антисоветские", будет
рассматриваться как уголовное преступление - нарушение монополии внешней
торговли?
Николай I никогда не высказывал себя хозяином пушкинских стихов. Тем
более при Александре II не были государственной собственностью романы
Толстого, Тургенева или Гончарова. Никогда Александр III не указывал
Чехову, где ему печататься. Никакие купцы и финансисты так называемого
капитализма никогда не догадывались торговать произведениями ума и
искусства прежде, чем сам автор уступит им такие права. И если при первом
осуществлённом социализме низкие меркантильные умы додумаются, что продукт
духовного творчества, едва отделясь от груди, от головы своего создателя,
автоматически становится товаром и собственностью министерства внешней
торговли, - такая затея не может вызвать ничего, кроме презрения.
Я, покуда мне закрыты пути печатания на родине, буду продолжать
печатать свои книги в западных издательствах, совершенно игнорируя подобную
финансово-политическую затею бездарностей.
С другой стороны - я усматриваю, что участие нашей страны в конвенции
даже увеличивает в одном частном отношении свободу наших авторов. Например,
я последнее время ничего не давал из своих вещей в Самиздат, опасаясь, что
их подхватит пиратская перепечатка где-нибудь на Западе. Теперь же, как
говорят, права советских авторов надёжно защищены, и, стало быть, можно без
опасения отдавать в Самиздат и знакомить наших читателей с произведениями,
ещё не удостоенными публичного напечатания.
Что вы скажете о сегодняшней советской литературе?
Могу сказать о сегодняшней русской прозе. Она есть, и очень серьёзная.
А если учесть ту невероятную цензурную мясорубку, через которую авторам
приходится пропускать свои вещи, то надо удивляться их растущему
мастерству: малыми художественными деталями сохранять и передавать нам
огромную область жизни, запрещённую к изображению. Имена назову, но с
затруднением и, вероятно, с пропусками: одни авторы, как Ю. Казаков,
необъяснимо вдруг уклоняются от большой работы и лишают нас возможности
наслаждаться их прозой; к другим, как Залыгин, чья повесть о Степане
Чаузове - из лучших вещей советской литературы за 50 лет, могу оказаться
необъективным, испытывая чужесть из-за разного понимания путей, как может
служить сегодняшняя наша литература сегодняшнему нашему обществу; третьи -
несомненно и ярко талантливы, но творчество их сторонне или поверхностно по
отношению к главным течениям нашей жизни. Со всеми этими оговорками вот
ядро современной русской прозы, как я его вижу: Абрамов, Астафьев, Белов,
Быков, Владимов, Войнович, Максимов, Можаев, Носов, Окуджава, Солоухин,
Тендряков, Трифонов, Шукшин.
Что вы скажете по поводу исключения Владимира Максимова из Союза
писателей?
О Союзе писателей я бы не хотел говорить серьёзно: какой это союз
писателей, если им руководят генералы госбезопасности вроде Виктора Ильина?
Владимир же Максимов - честный мужественный писатель, бескорыстно и
жертвенно преданный правде, и много преуспел в поисках её. Поэтому
исключение его из лживого Союза писателей - вполне закономерно.
Что вы скажете по поводу лишения Ж. Медвед



Назад