202d5824     

Солженицын Александр И - Интеpвью Александpа Солженицына Газете 'таймс'



- 1
- ИНТЕРВЬЮ С АЛЕКСАНДРОМ СОЛЖЕНИЦЫНЫМ
Из газеты "Таймс"
- В Вашей темплтоновской речи Вы назвали трагедией сов
ременного мира, что человек забыл Бога. Где и когда этот
процесс начался?
- Этот процесс уже тянется очень долго. На Западе он
идет по крайней мере три века. В России он позже начался, но
тоже еще до революции. Наши образованные классы стали участ
вовать в этом процессе уже два века назад, наши необразован
ные - несколько десятилетий перед революцией. И это послед
нее было главной причиной того, что в России произошла рево
люция. Конечно, на Западе этот процесс имел предшествие уже
в религиозных войнах, которые подрывали веру. Это было и в
Возрождении уже. Это огромный многовековой период. И даже в
начале Просвещения он еще не так ясно обозначился. Но все
время шло неуклонно к этому, и особенно быстро в двадцатом
веке.
- В центре этого лежит понятие, убеждение, что человек
- самоцель, что он сам - мера всех вещей и самодостаточен.
Как же это началось?
- Создалось это вначале как реакция на жесткую стро
гость Средних Веков, но процесс, раз начавшись, все время
углублялся и расширялся. Сегодня - мое убеждение, что цель
человека не в счастьи, а в духовном повышении, уже выглядит
для многих каким-то чудачеством, странностью. Хотя еще 150
лет назад это звучало очень естественно.
- Не оттого ли это, что наш век - первый век, где на
родная масса уже более не бедна. И не имеет ли эта народная
масса права пользоваться тем материальным достатком, который
раньше был доступен лишь немногим?
- Мы должны различать понятия "материальный достаток"
- на что каждый имеет право - и "жадное изобилие". Материаль
- 2
- ный достаток был у подавляющей части европейского населения
уже много веков. Возможно, у нас, у тех, кто прошел Архипе
лаг ГУЛаг, другая мерка жизненного уровня. Но произошел мо
ральный поворот в человечестве, переоценка значения матери
альных ценностей. И в наше время человек, который строго
держит рамки самоограничения, может быть окружен любым изо
билием и комфортом - и быть к нему равнодушным. Потому что
вовсе не материальное начало первичное начало нашей жизни.
Ужас не в том, что на Западе массовое изобилие, и оно приве
ло к упадку нравов. Но упадок нравов привел к тому, что ста
ли слишком наслаждаться изобилием.
- Но возможно ли в демократическом обществе поставить
преграды чрезмерному увлечению материальными благами?
- Демократическое общество на протяжении последних хотя
бы двух столетий прошло существенное развитие. То, что назы
валось демократическим обществом 200 лет тому назад, и се
годняшние демократии - это совершенно разные общества. Когда
200 лет тому назад создавались демократии в нескольких стра
нах, еще было ясно представление о Боге. И сама идея равенс
тва была основана, была заимствована из религии - что все
люди равны как дети Бога. Никто не стал бы тогда доказывать,
что морковь это все равно что яблоко: конечно, все люди со
вершенно разные по своим способностям, возможностям, но они
равны как Божьи дети. Поэтому и демократия имеет полный нас
тоящий смысл до тех пор, пока не забыт Бог. Поскольку мы за
эти 200 лет оторвались от Бога - демократия потеряла верхний
центр. Предполагалась удерживающая сила именно моральная, а
не государственные учреждения. Спасение демократии, конечно,
не во введении строгих инструкций по ограничению. Спасение в
том, чтобы люди, имея так много, имея почти все, - сами бы
начали отказываться.
- Даже в века, когда преоб



Назад