202d5824     

Солженицын Александр И - Двести Лет Вместе (Часть 1 - В Дореволюционной России)



Александр Исаевич Солженицын
ДВЕСТИ ЛЕТ ВМЕСТЕ
СОДЕРЖАНИЕ:
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ.
1795-1995
Глава 1
ВКЛЮЧАЯ XVIII ВЕК
Глава 2
ПРИ АЛЕКСАНДРЕ I
Глава 3
ПРИ НИКОЛАЕ I
Глава 4
В ЭПОХУ РЕФОРМ
Глава 5
ПОСЛЕ УБИЙСТВА АЛЕКСАНДРА II
Глава 6
В РОССИЙСКОМ РЕВОЛЮЦИОННОМ ДВИЖЕНИИ
Глава 7
РОЖДЕНИЕ СИОНИЗМА
Глава 8
НА РУБЕЖЕ ХIХ-ХХ ВЕКОВ
Глава 9
В РЕВОЛЮЦИЮ 1905
Глава 10
В ДУМСКОЕ ВРЕМЯ
Глава 11
ЕВРЕЙСКОЕ И РУССКОЕ ОСОЗНАНИЕ ПЕРЕД МИРОВОЙ ВОЙНОЙ
Глава 12
В ВОЙНУ (1914-1916)
ВХОД В ТЕМУ.
Сквозь полвека работы над историей российской революции я множество раз
соприкасался с вопросом русско-еврейских взаимоотношений. Они то и дело клином
входили в события, в людскую психологию и вызывали накалённые страсти.
Я не терял надежды, что найдётся прежде меня автор, кто объёмно и
равновесно, обоесторонне осветит нам этот калёный клин. Но чаще встречаем
укоры односторонние: либо о вине русских перед евреями, даже об извечной
испорченности русского народа, - этого с избытком. Либо, с другой стороны: кто
из русских об этой взаимной проблеме писал - то большей частью запальчиво,
переклонно, не желая и видеть, что бы зачесть другой стороне в заслугу.
Не скажешь, что не хватает публицистов, - особенно у российских евреев их
намного, намного больше, чем у русских. Однако при всём блистательном наборе
умов и перьев - до сих пор не появился такой показ или освещение взаимной
нашей истории, который встретил бы понимание с обеих сторон.
Но надо научиться не натягивать до звона напряжённых нитей переплетения.
Рад бы я был не пытать своих сил ещё на такой остроте. Но я верю, что эта
история - попытка вникнуть в неё - не должна оставаться "запрещённой".
История "еврейского вопроса" в России (и только ли в России?) в первую
очередь богата. Писать о ней - значит услышать самому новые голоса и донести
их до читателя. (В этой книге еврейские голоса прозвучат много обильнее,
нежели русские.)
Но, по порывам общественного воздуха, - получается чаще: как идти по
лезвию ножа. С двух сторон ощущаешь на себе возможные, невозможные и ещё
нарастающие упрёки и обвинения.
Чувство же, которое ведёт меня сквозь книгу о 200-летней совместной жизни
русского и еврейского народов, - это поиск всех точек единого понимания и всех
возможных путей в будущее, очищенных от горечи прошлого.
Как и все другие народы, как и все мы, - еврейский народ и активный
субъект истории и страдательный объект её, а нередко выполнял, даже и
неосознанно, крупные задачи, навязанные Историей. "Еврейский вопрос"
трактовался с многоположных точек зрения всегда страстно, но часто и
самообманно. А ведь события, происходившие с любым народом в ходе Истории, -
далеко не всегда определялись им одним, но и народами окружающими.
Слишком повышенная горячность сторон - унизительна для обеих. Однако не
может существовать земного вопроса, негодного к раздумчивому обсуждению
людьми. Увы, накоплялись в народной памяти взаимные обиды. Однако если
замалчивать происшедшее - то когда излечим память? Пока народное мнение не
найдёт себе ясного пера - оно бывает гул неразборчивый, и хуже угрозно.
От минувших двух столетий уже не отвернуться наглухо. И - планета же стала
мала, и в любом разделении - мы опять соседи.
Я долго откладывал эту книгу и рад бы не брать на себя тяжесть её писать,
но сроки моей жизни на исчерпе, и приходится взяться.
Никогда я не признавал ни за кем права на сокрытие того, что было. Не могу
звать и к такому согласию, которое осно



Назад