202d5824     

Соловьев Василий - Триста Миллионов Лет Спустя



Василий Соловьев
Триста миллионов лет спустя
Литературный сценарий научно-фантастического фильма
Тревожный вой сирены и размеренное биение метронома. Возникает надпись:
"ЭТО СЛУЧИЛОСЬ СОВСЕМ НЕДАВНО... В 1980 ГОДУ".
Горы. На одной из вершин над облаками сверкают ажурные фермы гигантских
антенн. Здесь раздается торжественный голос профессора Бахарева:
- Москва?!
На экране возникает звенигородский пейзаж с березовым леском, речушкой и
радиостанцией на ее берегу. Звучит ответ:
- Готовы!
- Владивосток?! - слышен опять голос Бахарева.
Теперь мы видим сопку над Великим океаном. Радиостанция на ее вершине:
- Готовы!
- Планетная обсерватория?!
Выжженная солнцем бескрайная степь. Городок обсерватории. Стройная башня.
Паутина антенн радиотелескопа.
- Готовы!
И всюду слышен вой сирены и биение метронома.
- Ну что ж, друзья... Может быть, мы сделали не все, что надо. Однако все,
что было в наших силах, сделано, - так говорит очень старый и очень
взволнованный человек - профессор Бахарев. Он встает из-за своего рабочего
столика и, переглянувшись с академиком Забродиным, продолжает: - Сейчас ровно
двенадцать часов тридцать семь минут. По поручению объединенного института
астрофизических проблем я приказываю ВКЛЮЧИТЬ АВТОМАТЫ ВЗЛЕТА!
- Есть включить автоматы взлета! - отвечает инженер Градов.
Пульт управления. На щите трепещут стрелки сотен контрольных приборов и
россыпи бессчетных сигнальных глазков.
Руки Градова берутся за штурвал с табличкой "АВТОМАТИЧЕСКИЙ СТАРТ" и,
помедлив, резко поворачивают его.
Только теперь обрывается назойливый вой сирены.
Застывает в суровом напряжении лицо старого Бахарева.
Замер в неудобной позе академик Забродин.
Повис над чистой страницей блокнота карандаш журналиста Алимкулова.
Каменеет над приборами Градов.
Ползут стрелки бесчисленных приборов к предельным красным полоскам высших
напряжений...
Мощный свист возникает мгновенно и вспышкой разрастается до сотрясающего
землю грохота. Многократное эхо мечется по горной долине между скалами.
Сначала является сомнение: неужели эта монолитная сверкающая башня,
которая соперничает высотой даже с окружающими скалами, и есть виновница
грохота?! Но, заметив крошечный стреловидный снаряд, венчающий башню, и
стабилизаторы-гиганты, на которых она стоит посреди долины, мы понимаем: да
ведь это не башня, а РАКЕТА! КОСМИЧЕСКИЙ КОРАБЛЬ, ГОТОВЫЙ К ПРЫЖКУ В КОСМОС!
Ракета содрогается от вулканов, бушующих в ее недрах. Прозрачные серые
струи десятком сокрушающих потоков ударяют в бетонный выступ под дюзами и,
разбившись о него, растекаются по лучам-траншеям, изрезавшим стартовое поле.
Серые смерчи перехлестнулись через края траншей и завихрились раскаленной
поземкой по серому бетонированному полю.
Стабилизаторы ракеты уже висят в воздухе. Медленно, содрогаясь от
напряжения, она ползет вверх... все выше... выше!
Монолитная громада ракеты всплывает над горами... какое-то время висит
недвижимо и вдруг начинает неудержимо падать - вопреки законам тяготения -
вверх, в небо!
Где-то в горах начался обвал...
И тотчас на экран хлынул поток газет и журналов. Броские шапки. Кричащие
заголовки. Сенсация!
- Полет на Венеру!
- Дан старт космической ракете русских!
- Активный участок траектории преодолен благополучно. Двигатели выключены.
Корабль лег на курс!
На всех языках мира в эти дни дикторы и комментаторы твердили одно:
- Впереди сто сорок шесть суток полета в пустоте!
- Впереди загадочная Венера!
- Самая дальняя, самая трудная и сама



Назад