202d5824     

Солнцев Роман - Полураспад



Роман Солнцев
Полураспад
из жизни А .А. Левушкина-Александрова,
а также анекдоты о нем
Когда судьба по следу шла за нами,
Как сумасшедший с бритвою в руке.
Арсений Тарковский
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ГОСТЬ НА ПОРОГЕ
1
Пузатенький курчавый господин в затемненных очках в крупной оправе, с
улыбкой киношного японца танцующей походкой - весь само очарование, человек
пожилых, но еще не преклонных лет - миновал "границу" в аэропорту
"Шереметьево-2" и, дождавшись багажа, продефилировал сквозь "зеленый
коридор" к стоянке такси.
Углядев, кто вылупился из стеклянного яйца терминала, к нему сразу же
бросились волки-таксисты:
- Куда? За сотню баксов домчу, как вихрь...
- Дураков нет, - ласково отвечал господин. - Я и за десять доеду.
И точно, за десять не за десять, но за пятьсот рублей его согласился
отвезти вихрастый парень, которому надоело стоять. И как только старенькая
"Волга" помчалась по трассе, заграничный гость, вдыхая запахи, льющиеся в
приопущенные стекла по случаю бабьего лета, пропел:
- И дым отечества нам сладок и приятен... - И продолжал, улыбаясь сам
себе, бормотать эти слова, превращая их, как ребенок, в радостную
бессмыслицу. - И дыт ометества ман смадок и птиярен... - И все заливался
тихим, журчащим смехом.
Водитель весело оскалился:
- Давно не были?
- С прошлого века, - кивнул заграничный гость. - И даже тысячелетия.
Как Воланд. Уезжал из СССР, а въезжаю в Америку. Ишь! - Он кивнул на
проносящиеся мимо огромные рекламные щиты с обольстительными надписями на
английском языке.
- Нравится? - вдруг хмуро спросил водитель.
И чуткий гость, подстраиваясь, не ответил - снял очки, построжел
круглой физиономией, о чем-то задумался, и стало видно - ему никак не
меньше шестидесяти: к вискам выстрелили морщинки, как пучки травы, около
рта образовались бабьи скобки...
Шофер тем временем включил радиоприемник, потыкал кнопки - и зазвенела
песня советских времен: "Вот кто-то с горочки спустился..."
- Замечательно, - вздохнул иностранец и снова зажурчал радостным
смехом...
Минут через десять он уже входил в здание аэропорта "Шереметьево-1" ,
а через три часа с небольшим летел в далекую Сибирь на вполне приличном
лайнере российского производства ИЛ-86.
В самолете знакомых не оказалось - слишком много времени прошло с тех
пор, когда гость покинул нашу страну. Но нет, через час или два полета
некий молодой человек с розовыми ушами подошел по вибрирующему полу и,
подняв стаканчик, закивал заграничному гостю:
- Профессор Белендеев? - И, поскольку был слегка пьян, добавил: -
Мишка-Солнце, как вас величали в кругах Академии наук?
- Верно, мол чел, - улыбнулся широко, как чеширский кот, заграничный
господин. - А вы кто будете? Не тети Песи ли сын Изя?
Запунцовевший от смущения молодой человек пробормотал:
- Я русский... моя мама Анна Ивановна...
- А фамилия? Не бойся, мальчик, я никому не скажу.
- Курляндский... - негромко ответил молодой человек. - Мы польских
кровей.
- О пся крев!.. Тоже красиво... - одобрил Белендеев. - Госпожа
стюардесса, не дадите ли мне рюмочку водки, я выпью за юного коллегу.
Физик?
- Программист.
- О! Паскаль... фортран... Обменяемся визитками, - предложил Белендеев
и подал свою, блеснувшую золотистым шрифтом, отпечатанную на роскошной
твердой сиреневой бумаге.
Молодой собеседник протянул ему более скромную карточку.
В эту минуту еще один пассажир узнал заграничного гостя.
- Слышу... да чей же это голосок, как волосок? - Тяжело выбравшись из
кресел, подошел с крохотной суве



Назад