202d5824     

Соллогуб Владимир Александрович - Большой Свет



Владимир Александрович Соллогуб
БОЛЬШОЙ СВЕТ
Повесть в двух танцах
ПОСВЯЩЕНИЕ
***
Три звезды на небе,
Три звезды в душе
Сверкают и блещут
Отрадою нам.
То края родного
России звезда.
Звезда то поэзьи,
Звезда красоты.
Пусть ведает каждый,
Что их я лучом,
Гордясь, осеняю
Смиренный свой труд,
И каждый узнает
От сердца как раз,
Кому я с смущеньем
Свой труд посвятил.
Г р. В. Соллогуб
I
ПОПУРРИ
Je te connais, beau masque.
(Bal masque)
Я узнаю гебя, прекрасная маска. (Бал-маскарад) (фр.)
I
В Большом театре был маскарад. Бенуары красовались нарядными дамами в
беретах и бархатных шляпках с перьями. Облокотившись к бенуарам, несколько
генералов, поддерживая рукой венециянки, шутили и любезничали с молодыми
красавицами.
В углублении гремела музыка при шумном говоре фонтана. В зале и по
лестницам толпились фраки в круглых шляпах, мундиры с пестрыми султанами,
а вокруг их вертелись и пищали маски всех цветов и видов.
Было шумно и весело.
Среди общего говора и смеха, среди буйных ликований веселой святочной
ночи два человека казались довольно равнодушными к общему удовольствию.
Один - высокого роста, уже не первой молодости, с пальцем, заложенным за
жилет, в лондонском черном фраке; другой - в гусарском армейском мундире,
с одной звездочкой на эполетах.
Первый, казалось, пренебрегал маскарадом оттого, что он всего
насмотрелся досыта. В глазах его видно было, что он точно так же глядел на
карнавал Венеции, на балы Большой оперы в Париже и что всякий напрасный
шум казался ему привычным и скучным. На устах его выражалась колкая
улыбка, от приближения его становилось холодно.
Товарищ его, в цвете молодости, скучал по другой причине. Он недавно
только что был прикомандирован из армии к одному из гвардейских полков и,
после шестимесячного пребывания в Петербурге, в первый раз был в
маскараде. Все, что он видел, было ему незнакомо и дико.
Черное домино, уединенно гулявшее по зале, подошло к ним и,
поклонившись, обратилось к старшему:
- Здравствуйте.
- Здравствуйте.
- Я вас знаю.
- Мудреного нет.
- Вы г-н Сафьев.
- Отгадали.
Черное домино обратилось к младшему:
- Здравствуйте.
- Здравствуйте.
- Я вас знаю.
- Быть может.
- Вы г-н Леонин.
- Так точно.
- А вы меня не узнали?
- Нет.
- Как? право, не узнали?
- Нет.
- Ну, право, так и не узнали?
- Да нет.
Сафьев расхохотался во все горло.
- Удивительно, как у нас, на севере, скоро постигают дух маскирования!
Я воображаю, как всем этим господам и барыням должно быть весело: ходят,
несчастные, будто по Невскому, да кланяются знакомым, называя каждого по
имени.
- Что же веселого в маскарадах? - спросил простодушно Леонин.
- О юноша, юноша! - отвечал насмешливо Сафьез. - Как много еще для тебя
сокрытого и непроницаем мого на свете! Тайна маскарадов - тайна женская.
Для женщин маскарад великое дело. Что ж ты на меня так смотришь? Слушай.
Много здесь женщин и первого сословия, и второстепенных сословий, и таких,
которые ни к какому сословию не принадлежат. Иные здесь вовсе без цели -
это самые несносные; ты сейчас видел образчик подобных, большею частью
добродетельных матерей семейств. Другие здесь с каким-нибудь любовным
замыслом: та - чтоб побесить мужа, та - чтоб изобличить предательного
капуцина или отмстить вероломной летучей мыши. Большею частью у них у всех
есть какая"
нибудь зазноба. Они ищут .здесь только тех, кого им надобно, а о нас,
душа моя, они мало заботятся. Наконец, есть малое число таких, которые
вертятся здесь из о



Назад